Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Курбатов РИ

Сын повара и Рыцарь Ланселот

Герой попадает в странное место.   Странные люди: серые,  прибитые, свобода не нужна, любят  власть. Власть:  жестокая, но еще больше – омерзительная.  Абсурд: ни логики, ни представлений о порядочности, - всё наизнанку в этом месте. Герой присматривается,  не понимает,  терпит, но потом не выдерживает; он – надо сказать, хороший человек.

Это сюжет, по крайней мере, четырех произведений: фильмов, книг, - позднего советского периода, которых я просмотрел (прочитал), благодаря одиннадцатиклаасникам.

Место – особое,  за-прдельное, не просто уездный город N.

Первый случай. Находится где-то на территории нашей страны, точного адреса нет, главная характеристика – оттуда нет дороги и выбраться невозможно.

Второй.  Другая планета, населенная человечеством, вроде как находящимся на стадии земного средневековья.

Третий. Средневеко-сказочный город на Земле.

Четвертый. Опять другая планета,в другой галактике: то ли отставшая, то ли наоборот обогнавшая Землю в своем развитии.

Это не просто географическое - а социальное место. Подробно описаны все признаки государственного устройства: верховная и местная власть, социальная структура, идеология и духовная культура, - модель общества, можно изучать на уроках обществознания.

Об устройстве власти, социальной структуре и жизненных ценностях людей можно говорить отдельно. Сейчас только о поведении Героя.

В Городе Зеро – скорее, он просто Наблюдатель. Совсем обычный человек, ничего о нем не знаем, кроме того, что он оказывается вдруг Махмудом, сыном повара. Героя, собственно, нет - есть некто, наблюдающий этот абсурд. Лицо невозмутимо, мускулы не дрожат, даже если видит голую секретаршу; один раз дал волю эмоциям: когда ему предлагают съесть на десерт собственную голову: «Ну довольно, счет, пожалуйста». А так – молчит; молчит, когда ему предлагают стать из государственного интереса Махмудом; молчит, слушая курс подземной истории Города. В этом молчании – обычное недоумение обычного человека. И чего тут скажешь! Махмуд – простой советский инженер, попавший в переплет.

Другой инженер – прораб! - Владимир Николаевич из Кин-Дза-Дзы. Сперва просто наблюдает горький этот катаклизм, но нервы тоже сдают: цак отказывается на нос себе вешать. На рожон не лезет: если надо – и в клетке готов петь, ку делать и присядать: куда деться – капстрана. Но он не просто наблюдатель: жертвуя жизнью и последним кацэ, возвращается, чтобы вытащить отсюда господина Уэфа с товарищем. Настоящий советский человек: честный и чувством достоинства - попадает в мир, где смысл этих слов не понятен.

Дон Румата, он же – Антон. Коммунар! Человек будущего коммунизма. По заданию он просто Наблюдатель без права вмешиваться в ход исторического эксперимента. Но эксперимент выходит за рамки, появляются непредвиденные факторы, и коммунарство берет верх над научной задачей исторического наблюдения. Антон берется за оружие.

Убить дракона. Превращение Прохожего в Рыцаря Ланселота – ключевой момент истории - это настоящее преображение, трансформация Героя.

В этих четырех произведениях позднего Советского Союза видим один сюжет: путешествие Героя в Странный мир. Позиция Героя всегда – недоумевающий взгляд со стороны. Он – нормальный человек, с чувством достоинства, а люди в этом мире очень мало похожи на людей.

Герой и горький катаклизм, творящийся вокруг – две половинки советской реальности. Герой принадлежит миру воображаемого – это советский человек каким-он-должен-быть. А реальность – это реальность.

Позиция Героя - от стороннего Наблюдателя до Рыцаря, вступающего в битву с Драконом. Быть или не быть: наблюдать или взяться за оружие; остаться странником или переодеться в рыцаря; одеть цак, сделать ку или взять в руки транклюкатор и на хрен всех тут транклюктровать – такая вот проблематика советской литературы и кинематографа эпохи Застоя.

Курбатов РИ

СОРОК ВОПРОСОВ СРЕДНЕВЕКОВОМУ ЧЕЛОВЕКУ

DSC_0043

Эти вопросы, конечно, - не программа курса Истории средних веков. Только одного раздела его – «Повседневная жизнь и картина мира средневекового человека». Вопросов могло быть и болльше – но здесь собраны только те, на которые есть ответы в текстах. Я сделал подборку текстов, доступных подросткам: из Фернана Броделя, Жака Ле Гоффа, Умберто Эко и Блаженного Августина.

Collapse )
Курбатов РИ

ПЯТЬДЕСЯТ ПЯТЬ КИТАЙСКИХ ЗАГАДОК

DSC_0017 (2)

Собираюсь написать программу курса «для шестилетнего ребенка». Пока получилось для шестнадцати-летнего. Это список всяких хитрых вопросов и загадок по Древнему Китаю. Список прошел апробацию. Испытано на любимых учениках! Загадка – единственное, что пробуждает ученика от спячки: минут на десять, но за эти десять минут можно много что сказать. Загадки разделены для методической важности на десять тем. Отгадки есть в сборнике подобранных текстов.

Collapse )

Курбатов РИ

Вместо тематического планирования


В нашей школе мы не пишем ни тематического планирования, ни прочих программ. а вместо всех бумаг просто 10 строк на каждую тему. Чтобы у ребенка глаза загорелись и директор понял. Вот четыре десятистрочия по моему курсу "Антропология".

Collapse )

(no subject)

Раньше в Красногорске было 4 памятника Ленину: два - вождю пролетариата и два - маленькому Володе Ульянову. Так вот, памятники маленькому Ленину снесли, а большому - оставили. Такая вот деленизация получилась, по-маленькому.

Вместо тематического планирования


В нашей школе мы не пишем ни тематического планирования, ни прочих программ. а вместо всех бумаг просто 10 строк на каждую тему. Чтобы у ребенка глаза загорелись и директор понял. Вот четыре десятистрочия по моему курсу "Антропология".

Collapse )

Исторические сцены

Данилов
Каждая тема по истории завершается «защитой проекта». Нарисовать газету, сделать радиопередачу, снять видеофильм...
Однако, кажется, для 5–6–7 класса нет ничего лучше «Исторического спектакля». Дети делают небольшую инсценировку по теме проекта. Играть можно всё что угодно: и диалоги греческих философов, и сцены из жизни средневекового монастыря, и заседание Конвента эпохи Французской революции.
Collapse )

Рукописи не горят

Мастер пишет роман о Понтии Пилате.  Странно: почему Понтий Пилат? Не самый главный персонаж Евангелия. Почему не о Христе? Иешуа Га-Ноцри, конечно, совсем не Христос - но это другой вопрос. Почему пятый прокуратор Иудеи – главный герой этого романа?

Collapse )
Курбатов РИ

Немного об экзаменах

Оригинал взят у a_grebenkin в Немного об экзаменах
  Гоод назад мы со старшеклапссниками учредили свой журнал, называется "Урок, которого нет в расписании". И публикуем там работы, наипсанные на уроках социальной антропологии. Друзья Тома и Пеппи! Подписывайтесь скорее на наш журнальчик. Нам вас очень не хватает.
Завершилась пора экзаменов. В этом году  на экзамене по обществознанию три девятиклассницы защитили рефераты по социальной антропологии. Предметом их исследования стали различные аспекты деятельности советской школы и положения верующих в СССР. Предлагаем вашему вниманию своеобразные авторефераты.


Collapse )