?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Преподавание истории: 20 лет спустя.

20 лет назад ученики должны были твердо знать, что производительные силы определяют производственные отношения. При этом они с трудом могли назвать имена десятка русских князей.        

Современные учебники предлагают семиклассникам выучить генеалогическое древо князей Шуйских и Стародубских, а также Меровингов, Каролингов, Капетингов и Тюдоров...

Какая разница, что учить?

 

В каком-то смысле, «та история» с ее четкими определениями и простыми формулировками была понятнее ученику. Однажды нашим девятиклассникам попались в руки учебники двадцатилетней давности - они вздохнули с облегчением: «Все так просто!»

Казалось бы, никакого другого школьного предмета реформы не коснулись в такой степени, как истории. История  ереосмыслена, переписана и переделана. Различия в подходах очевидны для всех - кроме учеников. Для них нет разницы - что учить: марксистские формулировки или имена членов Боярской думы. И то и другое для подростка в одинаковой степени лишено смысла.

 Учитель входит в класс: «Запишите, дети тему урока: Образование Русского централизованного государства...» Для него, взрослого человека и профессионала,  эта тема, может, и имеет какое-то значение. Какое значение? Понимание закономерностей исторического процесса? Моральная оценка действующих лиц?

Однако, ни логика Ивана III, считавшего новгородские земли своей «дединой и отчиной», ни правда посадницы Марфы, готовой идти на союз с латинянами ради сохранения «святой Софии и Веча» - не является для нас самоочевидными. Раз так, то и нет большого  смысла в изучении материала. Разве что   любопытство.

Но как и встарь, как в 1913 году, последнем благополучном году царской России, учитель входит в класс: «Дети,  апишите тему урока...»

Утрата смысла - это диагноз (приговор) современной школе. Со смыслом исчезает интерес - остается    послушание (или непослушание) и выполнение обряда, растянутого на десятилетие. Настоящая жизнь - после школы.

Если смысл истории - не в утверждении какой-либо идеи (о спасительной силе самодержавия или о торжестве коммунизма во всем мире) и не в накоплении фактов, необходимых для разгадывания кроссвордов, - то в чем же он? Нет готового ответа -  человек остается наедине со своими вопросами. Надо искать самому.

Единственно, чем может помочь история - она оживляет голоса других людей, отвечающих, каждый по-своему, на эти вопросы. Задача – научиться слушать, общаться, понимать. Для этого надо, чтобы люди другой эпохи из объекта изучения превратились в настоящих собеседников, живых людей.

Иван III, декабристы, народники - даже в преподавании самого талантливого педагога - не больше, чем учебный материал, который «проходят» или «изучают». Проходят - будто бы это что-то неподвижное, лежащее у дороги: «А
теперь посмотрите направо...». Изучают - термин почти патологоанатомический.

Общение - не в выявлении разно-гласий (“они думали так, но мы-то знаем, что на самом деле...”) и даже не в поиске со-гласия (“я бы так же поступил на его месте...). Общение - в умении встать на точку зрения собеседника, понять его “правду”, существующую одновременно с другими точками зрения и «правдами». Смысл - в понимании равноправности разных логик, непримиримых, но дополняющих друг друга.

Смысл - в одновременном звучании разных, но одинаково сильных и красивых голосов.

История России 19 века. Кто стоит на краю бездны?

Курс истории России 19 века. Основной принцип - ученик принимает участие в диалогах, реально имевших место в истории. Известно, что история - это борьба (классов, интересов, мнений...) Но не каждая «конфликтная ситуация» может стать диалогом. Главное условие - честность обеих сторон. Не корыстные или политические интересы должны определять позицию каждой стороны - а искренняя вера в свою правоту. Итак, несколько диалогов, определяющих историю прошлого века.

1.Н.М.Карамзин и Н.Муравьев о возможности преобразований в России (20 гг).
Спором двух честных людей назвал Пушкин дискуссию декабриста Муравьева и историка Карамзина. Насчет
честности первого нет сомнений: «крепостное право позорит Россию», «самодержавие - это деспотизм», революционер должен быть готов «взойти на эшафот».

И Карамзин, предостерегающий царя от попыток отменить крепостное прав: «мужики сопьются» и ограничить царскую власть: «самодержавие - душа России? Карамзин, иронизирующий, что ему, дескать, старику, приятней «пойти в  комедию, чем в залу Национального собрания...»

Понять, почувствовать, пережить честность Карамзина, так же как и честность Муравьева - вот наша задача.

2. Н.В.Гоголь и В.Г.Белинский о путях развития России (30-40 гг).

«Милостивый государь, Вы стоите на краю бездны», - это слова Белинского из хорошо известного нам письма к Гоголю. Белинский не может скрыть возмущения по поводу «Выбранных мест из переписки с друзьями»: «Поборник невежества, защитник обскурантизма - опомнитесь, что вы делаете...» Белинский, видящий Россию свободной и европейской страной: точное соблюдение законов, отмена рабства, политические свободы...

И Николай Васильевич Гоголь, дающий уроки молодому помещику, как ему следует обходиться с мужиками, как  воспитывать их и объяснять им необходимость трудиться. Великий писатель, откровенно говорящий о том, что «учить мужика грамоте - вздор».

3. Александр II и революционеры об отмене крепостного права (60-70 гг).

Александр II. С первых дней царствования - осознание главной задачи: отмена крепостного права. Терпеливо
ожидает инициативу «с мест», от помещиков. Почти спровоцировав ее, спешно и тайком, ночным поездом, посылает
предписание начать подготовку реформы («рескрипт Назимову»). Долгая борьба с крепостниками, не желающими лишаться бесплатного труда...
И революционеры - члены студенческих кружков и различных организаций первого пореформенного десятилетия: «Государь обманул нас», «нам нужна не горностаевая мантия, а всенародно выбранный староста», «революция не остановится перед необходимостью физической расправы...»

Трудно? Могут ли ученики? - Трудно. Но иногда в глазах пробегает искорка  - может действительно возвращается интерес? Может, понимают, что в такой работе есть смысл?

Трудно, потому что думать - это требует напряжения.

Диалог - как силовое поле. Чем больше разность потенциалов - тем сильнее напряжение. Чем ярче, обоснованнее, логичнее каждая позиция - тем значительней и полезней диалог. Встать на чью-то сторону - значит выйти из игры. Мысль перестает пульсировать - она затвердевает, превращается в знание (прочное знание!) 

Как челнок в бурном потоке. От одного берега - к другому. Нельзя ни прибиться к краю, ни тихо плыть по течению.

Comments

lugermaxotto
Jun. 20th, 2011 06:15 pm (UTC)
Угу- но с Александром Освободителем не всё так просто, как может показаться:
- Обстоятельства, при которых он принял страну: не то, чтобы военная катастрофа, но серьёзная неприятность (сказать по правде, британцы с французами кое- как реализовывали техническое преимущество, но их военная подготовка выглядит жалко, а уж скулёж об ужасах крымской зимы выглядит пародией на воспоминания Коленкура; импровизированная Таганрогская десантная операция- вызывает странное ощущение: как можно проиграть войну этим- то?)
Итоги действий по освобождению: 28% крестьян. Это вся собственность на людей, сохранившаяся в стране к Манифесту.
А вот что важнее- начало серьёзного технического прорыва: железнодорожное строительство, первый этап индустриализации и так далее- вот что самое важное- то на мой взгляд.