?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Отпустил девятый класс с последнего урока погулять,
Вместо того, чтобы читать с ними любимого Рабле,
Главы о воспитании Гаргантюа –
Думаю, и Понократ поступил бы так же на моем месте.
Как читать о прогулках Гаргантюа на последнем уроке?

А с десятым классом получилось –
Он в расписании на первом уроке;
И вообще: классы отличаются друг от друга в школе
Только тем, в начале дня или в конце
Завуч поставил в расписании мой урок.

Когда мы читаем текст другой культуры –
Что мы изучаем в большей степени?
Для меня это настоящий вопрос:
Другую культуру или самого себя?

Если другую – то не очень касается:
Ну, ренессанс, гуманизм, какой там… шестнадцатый век;
Если себя – о себе можно много что говорить,
Возраст такой, опять же шестнадцать лет,
Можно и без текста.

Ясно, что надо как-то одновременно.
Всегда думал, что эта «одновременность»
Происходит так: после короткого артобстрела:
Все ли читали и могут рассказать?
Подходим к тексту второй раз: что кажется странным?
Вокруг этих странностей и раскручивается разговор.

Не знаю, можно ли это назвать Точками удивления Библера,
По крайней мере - это точки короткого замыкания,
Где искрит от столкновения двух непохожестей:
Обычного моего и Того, что написано.

Кстати, замыкание возможно и по содержанию:
Из не-приятия того, о чем написано;
И по форме: какими словами написано;
Особенно это касается литературы,
Впрочем, каждый текст – литературен и имеет форму.

Про искры и замыкания для меня не вопрос,
Без них – все школа и прохождение материала;
Как лучше организовать такое столкновение,
Чтоб искры летели во все стороны?

Не открывая книги, не называя героя и столетия:
А какой вы представляете себе
Школу будущего, если угодно; или – где хотел бы учиться сам?

Про компьютеры, как я настроился, никто из них не сказал:
Уроки чтоб интересные были, на игру похожие;
Выбор предметов – чтоб не все подряд учить;
Побольше всяких активити делать;
Свобода? Можно и по строже, чем в Лицее Ковчег.

Пять минут до звонка: откроем Франсуа Рабле,
Главу двадцать третью - о новом методе Понократа и
Двадцать четвертую – о том, что Гаргантюа делал
В дождливую погоду.

Когда отовсюду они слышат, что пора уже готовиться –
Самый раз поговорить о том, что такое образование:
Подготовка к экзамену, институту и оплачиваемой работе
Или что-то другое.
А то ходили смотреть, как плавят металлы, как отливают артиллерийские орудия, ходили к гранильщикам, ювелирам, шлифовальщикам драгоценных камней, к алхимикам и монетчикам, в ковровые, ткацкие и шелкопрядильные мастерские, к часовщикам, зеркальщикам, печатникам, органщикам, красильщикам и разным другим мастерам и, всем давая на выпивку, получали возможность изучить ремесла и ознакомиться со всякого рода изобретениями в этой области.

Задание как бы по русскому языку:
Какая синтаксическая конструкция тут присутствует?
И зачем нужны бесконечные однородные члены,
Повторы, перечисления?
К чему такая многословность автора?
(Меня удивляют не перечисления,
А то, что они все-таки заканчиваются
И что после всех запятых возникает точка).

Так через синтаксис выявляется идея Ренессанса:
Идея разнообразия – varieta.

Тут все под вопросом:
Однородные члены заставляют по-другому взглянуть
На «готовиться к поступлению»,
Но и ренессансный идеал – сомнителен для подростков;
Грызущих все то, что накопило человечество.

Мне кажется, в этом и смысл: поставить под сомнение
Свои представления и несколько расширить их.
Вопрос о том, что изучаем: культуру или себя,
Теперь уже не столь важен

Домашнее задание:
Написать «в стиле Рабле» как следует учить физику, химию, биологию, география, литературу, геометрию, обществознание –
Любой предмет по выбору, - по методу Гагргантюа и Понократа
В Лицее Ковчег