?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Feb. 7th, 2015

Цветаева увидела в разговоре Пугачева и Петруши Гринева о присяге разговор,

воображаемый, самого Пушкина с Николаем. Но ведь почти дословно этот разговор

повторяется и в Евгении Онегине: Но Вы должны, я вас прошу меня оставить... я Вас

люблю (к чему лукавить?), но я другому отдана и буду век ему верна. Татьяна говорит

как Петруша Гринев: я ж присягнул императрице, как я могу идти к тебе?




Конечно, Онегин - не злодей, но, и сцена сна Татьяны еще одно подтверждение, с


силами мрака и "бездны" он как-то связан.


И немного другое понимание самой Татьяны (она же - Петруша Гринев, она же в этой

сцене - и сам Пушкин): и дело тут не в приясяге и не "другому отдана", подойдя к краю

бездны, не сделала последнего шага, не переступила, не сошла с края. Не дай мне Бог

сойти с ума...