July 14th, 2014

Курбатов РИ

ДЕРЕВЯННАЯ ЛИНЕЙКА КАК ИНСТРУМЕНТ ВЛАСТИ

Ясно, что главный вопрос школы – «что?»

Что должен знать подросток? Чему следует учить? Не единый экзамен и не финансирование – а вопрос о содержании образования. А оно, если строго, определяется учебными программами. Раньше эти программы были единые и в сторону ни шагу. Теперь вроде как школа может сама их писать и утверждать.

Казалось бы: вот какая возможность! Напишем на каникулах новые программы, изменим содержание и решим основной вопрос школы! Я устоял от этого искушения. И вот почему.

Первое. Реформаторы предлагают писать эти программы таким языком, что мы нашей гуманитарной секцией не смогли. Обосновать шесть критериев деятельностного подхода, сформулировать предметные и метапредметные компетентности или компетенции… Мы не поняли.

Второе. Программа курса с приложением тематического планирования - и это ее единственный смысл - инструмент власти, который использует власть, в борьбе со школьными учителями. Чиновник управляет школой посредством ученической (деревянной) линейки, которая прикладывается к программе, планированию и записи о пройденном материале в журнале – и так, чтоб строчка-в-строчку всё совпало. И поэтому я, как директор школы, не хочу использовать этот инструмент власти.

Третье. Думаю, «программа» есть атрибут школы индустриальной эпохи, когда казалось важным все рассчитать заранее, спланировать и тарифицировать. А школа постиндустриальная – пост-школа – вполне может обойтись и без этого. Каждый урок – это встреча учителя и учеников. Как же составить программу таких встреч, да еще на год вперед?

Поэтому мне не хочется ломать копья в битве за новые школьные программы. Фетишизм какой-то.

И в нашей школе, кстати, учителя не пишут никаких программ. Пишем лишь в конце года, пост фактум, то что получилось сделать. В простой форме, доступной шестилетнему ребенку.

Может такой «пост фактум» - слишком радикально и непригодно для всей страны. Пускай будет «программа», пускай не «после», а «до» - но небольшая, на страницу, как это и делается в европейских школах: учитель пишет о своих намерениях и планах несколько фраз на человеческом языке. И всё.

Думаю, общественности вопрос о том, как писать учебные программы, покажется узкопрофессиональным. Но это дело поважнее единого экзамена. Потому что главная беда школы – жесткий чиновничий контроль, а главный инструмент этого контроля – программа, тематическое планирование и деревянная линейка.