September 8th, 2013

Курбатов РИ

Контрольная с малосольным огурчиком

Полина испекла и принесла пирожное безе, Максим – вареную картошку с соленым огурцом, а Рома  – кастрюлю с макаронами по-флотски. Что все это значит? Это итоговое занятие, можно сказать -  контрольная работа. Но мы не просто всё сели и съели, нет! У нас же все-таки культурная антропология…

Пригласили второклассников. А те, после небольшого нашего рассказа, набросились и все сжевали, радостные: и картошку с огурчиком, и макароны, и безе,  – чуть задержавшись на перемену.

Так прошла контрольная работа по теме Антропология еды курса Культурная антропология.

Что это за предмет? Близко к истории, но не история: изучение повседневной жизни, обычных и привычных, с первого взгляда, вещей. Что мы едим? Речь не о вкусовых пристрастиях, меню и рецептах - попытка посмотреть на еду с «культурной точки зрения». Какие смыслы мы вкладываем в обычные  действия: процесс приготовления и поглощения пищи.

Так вот: безе оказались не просто пирожным - Полина три года назад испекла их на день рождения папы, что привело его в восторг, и теперь Полина повторяет свой кулинарный подвиг к каждому празднику. Для меня было большой честью предложение  продегустировать  это блюдо - я почувствовал себя вторым по значимости после папы человеком…

Картошечку с огурчиками Валерины бабушка и дедушка, деревенские жители, обычно готовят, когда приезжают навестить своих детей и внуков. Огурчики, понятное дело, малосольные, собственного производства.

Макароны по-флотски – совсем простая история. Папа Ромы служил на
флоте и теперь  в особых случаях кормит семью флотскими макаронами.


Вот мы и задумались о простых вещах: посмотрев на себя как бы со стороны, постарались понять смыслы, которые вкладываются в приготовление той или иной еды, разгадать ее, так сказать, «семантический код».


 
Курбатов РИ

(no subject)

Ну вот, сравним программы по вопросу, который больше всего , как оказалось. волнует нас. москвичей - мигранты.

Собянин: закрыть Москву, ввести визы, несогласных - через Гольяновский лагерь на вьетнамские стройки социализма.

Митрохин, розовое наливное яблоко, прорычал: "Я - коренной москвич..." Можно не продолжать, уже страшно.

Мельников, советская ностальгия, воспоминание о фонтане Дружба народов: "Мое гостеприимство, - говорит, - кончается. когда начинается хамство приезжих". Хам!

Ну и Навальный: выгнать всех черно ... ых, а белорусов не выгонять. Он не расист, нет, просто такое черно-белое видение мира.

Мне теперь одна дорога,
Мне другого нет пути,
На хрена мне синагога,
Я в мечеть хочу пойти.