?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Президент сказал, что нам нужен единый учебник по истории.

Особого внимания в этой фразе заслуживает слово «единый». Единый –  больше, чем единственный. При переводе на иностранные языки это слово может создать некоторые трудности.  В нашем школьном и политическом контексте слово «единый» связано с  Единой Россией и еще, как это ни комично, c Единым Орфографическим школьным режимом. Вот такое семантическое пространство.

Думаю, каждый президент в глубине души хочет единого учебника по истории. Любая власть хочет контролировать не только настоящее, но и прошедшее. Но можете ли вы представить себе господина Олланда, президента Франции, который выступает с предложением написать единый учебник по истории страны и определить, кем на самом деле был Роланд, племянник Карла – борцом за национальные интересы или прихвостнем арабского халифа? Или госпожу Меркель, германского канцлера, призывающей написать учебник, «проникнутый уважением к каждой странице нашей истории»? Каждый президент хочет иметь свой учебник истории. Но наш заявляет об этом как-то уж очень откровенно и конкретно.

Поставил этот вопрос на обсуждение учеников в 8 классе. Спросил:

- Считаете ли вы, что должен быть единый учебник истории?

- Да-да, конечно! – ответили они. – Учебник должен быть правильный и правдивый, без всякого обмана. Там все должно быть по правде.

Мои восьмиклассники единогласно проголосовали за единый учебник по истории России. Вот пример, который говорит о том, как легко манипулировать людьми, и как слова правды мало чем отличаются от слов лжи. И там, и там слова и буквы одни. Конечно же, нам нужен хороший и правдивый учебник…

Из книжного шкафа в кабинете я вытащил десяток французских учебников по истории. Каждому ученику досталось по экземпляру.

Когда был основан наш лицей, в газете Франц Уест в городе Нанте появилась статья об открытии в Москве революционной школы, где работают по свободным программам, и уроки иногда проходят на улице. После этой статьи я получил от своих французских коллег, преподавателей истории, два контейнера с книгами в подарок.

- О, - сказали дети. – Какие книги! С картинками. Цветные. И текста не очень много… И все разные!

Да, это были десять разных учебников по истории Франции. Что же впечатлило моих восьмиклассников?

Первое – много картинок. Хороших, качественных иллюстраций: средневековые гравюры, фотографии готических соборов, бытовые картины. И второе: текст учебника, как они легко заметили, состоял из двух частей. Наполовину – документы, исторические источники, наполовину – небольшие комментарии к ним. То, что мы, собственно говоря, называем учебным текстом. Вот из чего состоит европейский учебник истории. Треть объема – иллюстрации, треть – документы, и треть – комментарии.

Так родился наш следующий проект. Мы стали составлять учебник. Истории России XIX века. Выбрали одну тему: отмена крепостного права, реформа 1861 года. Начали с того, что стали подбирать источники. Тексты. Речь Александра Первого перед московским дворянством 57го года, фрагменты из мемуаров Семенова-Тян-Шанского о реакции дворян на готовящуюся реформу, рескрипт Александра виленскому генерал-губернатору Назимову...

Comments

desreiniger
Mar. 19th, 2013 08:47 am (UTC)
Во-первых, извините, в 1857 правил Александр Второй; во-вторых, кастинг учебников по истории России уже начат (см. мой пост от 4 марта): Сулакшин написал "идеальный" патриотический учебник. Вот и давайте сопоставлять трактовки событий в каждом отдельном случае.