?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ЗАЙКУ БРОСИЛА ХОЗЯЙКА

Племянник, 4 года, едем в машине домой. Откусил яблоко – невкусное. Протягивает и говорит: «На, Рустам, ешь». Взял, съел. Приехали. Через полчаса звонит и спрашивает: «А то яблоко, которое я тебе давал подержать, оно где?»

Откуда у ребенка берется желание или способность поделиться? Умение сочувствовать, переживать вместе с другим человеком, сопереживать... Все то, что обычно называется таким словом как доброта?

Более привычная христианская постановка вопроса: «Откуда в мире берется зло?» Ведь мир был сотворен по образу и подобию: «И увидел Бог, что все в мире хорошо…» Откуда тогда зло?

Но откуда в мире добро, когда человек рождается вот таким: ни добрым и не злым, лишь с возможностью быть тем или другим? Пускай человеческим, но детенышем. И если это чувство не воспитывать, не взращивать – получится Маугли.

Ответ, казалось бы, прост: улыбка мамы. Мама улыбается, а ребенок с первых дней жизни очень чуток к мимике взрослых, он понимает эту реакцию, понимает, как нужно, как правильно себя вести. Улыбка - или насупленные брови.

И понятие добра, понятие того, что такое хорошо, связано с этой реакцией мамы. И с чувством стыда за то, что что-то делается не так, как надо, не так, как маме нравится, с чувством совести – пониманием, что не нужно огорчать маму.

Но это не единственный ответ на вопрос.

Зайку бросила хозяйка,

Под дождем остался зайка,

Со скамейки слезть не смог,

Весь до ниточки промок.

Вы помните это четверостишие, которое услышали в четырехлетнем возрасте? И, наверное, даже сейчас у вас, у взрослого человека, внутри что-то шелохнулось. Душа не осталась равнодушной. Что это? Проведем эксперимент. Расскажем о том, что произошло, обычным языком.

Есть некая игрушка, которую условно назовем зайцем. Некая девочка оставила ее на скамейке, ушла домой, а тут полил сильный дождь. Игрушка намокла.

Что дрогнуло в вашей душе? Какие струнки оказались задетыми? Участился ли ваш пульс? Почувствовали ли вы влажность в глазах?

Конечно же, нет.

Почему одна и та же история, рассказанная двумя разными способами, в одном случае ранит на всю жизнь и заставляет даже взрослого человека что-то чувствовать, а в другом - забывается ровно в тот момент, когда произнесены последние слова.

Из этой загадки и вырастает вся литература, и то, что можно было бы делать в начальной школе на уроках литературы. Из пропасти между двумя такими разными рассказами.

Что же произошло? Почему первая история смогла произвести на нас такое впечатление. Очаровала, заворожила, заколдовала? В чем причина этого таинственного воздействия? Вопрос и взрослому человеку, и пяти, шести, семилетнему ребенку.

Рифма? Зайка-хозяйка, смог-промок…Ритм? Зай-ку бро-си-ла хо-зяй-ка…. Очевидно, хорей. Очень простые слова, из лексикона пятилетнего ребенка. Особое слово «хозяйка» - не девочка, не мальчик, не ребенок, - обращенное к чувству ответственности. Ты же хозяйка, ты же отвечаешь за него. Повторы. Два раза слово зайка. … Представление игрушки как живого существа, почти как человека, что делает ее близкой самому ребенку. Слезть не смог, до ниточки промок…

Вот попытка расшифровать, понять это чудо.

Литературоведение, скажете вы, для пятилетнего ребенка не нужно, и даже вредно: расшифровывать и анализировать то, что кажется таким простым и понятным, что понимается само собой. Для пятилетнего – может быть. Но в школе-то учатся уже семи-восьмилетние. Может, для них второе чтение знакомого с детства текста будет даже полезным? Это не простое детское чтение, когда утираешь глаза и нос оттого, что промокла игрушка. Это чтение с пониманием того, как сделан текст, каким образом ему удается произвести на нас впечатление.

Я сознательно выбрал самое простое и самое детское стихотворение - чтобы подумать о том, с чего все может начаться. Потом, конечно же, пойдет и более серьезная литература: и проза, и стихи, и детское, и взрослое. Может, это применимо и к средней школе: сравнение литературного текста и банального пересказа, и из пропасти между ними – понимание того, что же такое литературная форма, и как текст воздействует на нас.

Возвращаюсь к недоеденному яблоку.

Я не говорю о том, что совесть и доброта рождаются именно в момент прочтения стихотворений Барто и Чуковского. Все начинается значительно раньше. Можно сказать, впитывается с молоком матери. Почти в прямом смысле слова. Но когда он читает или слушает эти четыре строчки про зайку... В душе что-то происходит. Он переживает не только за себя, но и за игрушку. И возникает это чудо, чудо сочувствия.

«И нам сочувствие дается, как нам дается благодать…» Эту строчку ведь можно понять и так: что способность сочувствовать не возникает сама по себе в физическом мире. Это дар свыше - благодать. Которая нам иногда дается...

Comments

sanyavesko
Mar. 16th, 2013 06:21 pm (UTC)
Все-таки есть в этом что-то от советского материализма. Что рождает добро - отношение, размышление, улыбка, поведение...
А может оно уже есть внутри него от рождения мира, а мы лишь можем помочь проявиться ему сильнее или слабее. Это тоже не ответ, конечно, но как же хочется уйти от теории "чистого листа", как хочется видеть в ребенке потенциал бесконечности, уже изначально носителя ВСЕГО, при всей физической и умственной его ограниченности.

Edited at 2013-03-16 06:23 pm (UTC)