rustam_kurbatov (rustam_kurbatov) wrote,
rustam_kurbatov
rustam_kurbatov

Categories:

Корней Чуковский во втором чтении

Вот парадокс: до школы мама читает ребенку замечательные стихи и сказки, которые врезаются в память – ранят душу – на всю жизнь, а в школе дети начинают читать умные и скучные тексты, которые забываются через пару месяцев. «А что же делать?» - скажут учителя начальной школы. «Не читать же в школе литературу для пятилетних детей?»

А может, как раз и надо в первых классах читать литературу не просто для маленьких, а для «очень маленьких детей» – совсем детскую литературу. Разумеется, читать уже по-другому, по-взрослому...

Вот и программа по литературе для начальной школы: прочитать самому стихи и сказки, которые когда-то слышал от мамы. Это и будет второе прочтение замечательных детских книг.

У меня зазвонил телефон.
- Кто говорит?
- Слон.

Слушали с учениками 2-го класса аудиокнигу «Телефон» в исполнении К.И. Чуковского. Покажется странным, что второклассники читают стихи, хорошо известные им с раннего детства. Теперь же, читая это произведение повторно, самостоятельно в школе, дети могут оценить его «со стороны». Увидеть не то, что написано, а то, как написано, как сделан текст.


В чем смысл обучения чтению в начальной школе? Естественно, дети должны правильно читать с определенной скоростью, понимать текст. Что значит «понимать текст»? Все ли слова знакомы детям, могут ли они определить, кому из персонажей принадлежат слова, могут ли пересказать произведение. Часто для начальной школы этого бывает достаточно. И именно такую сверхзадачу ставят перед собой и детьми учителя при обучении чтению. Но только ли это?


Может, для, так сказать, «литературоведческого» прочтения произведения нужна другая точка зрения, где важен уже не сюжет, а важно именно то, как написано произведение.  Но детей не спросишь напрямую о том, как написан текст и какие приемы использовал автор. Надо создать ситуацию для такого «отстраненного» взгляда. Обратить детское внимание на то, что заставило сердце биться чаще, что взволновало, потрясло, произвело впечатление. Можно выделить эти «необычные» и «особые» строчки в тексте.


Наш диалог с детьми строился следующим образом:
- Скажите, какие фрагменты вам показались смешными, удивительными? Где встретились неожиданные слова? Какие слова вам запомнились?
- Что вам надо? Шоколада, - засмеялась Маша.
- А много ли прислать? Да пудов этак пять или шесть, - ухмыльнулся Федя.
- Ох, нелегкая это работа - Из болота тащить бегемота! – вздохнули хором.

Над диалогом с газелями смеялись все.

- Что здесь особого? Почему вам так понравилось это место?

- Потому что Чуковский читает это с быстротой, - ответил Саша.

Так дети смогли проанализировать собственные чувства, посмотреть со стороны на хорошо знакомый им текст. Они задумались над тем, почему та или иная строчка вызывает у них определенные эмоции.


Такая попытка понять, почему какие-то фрагменты текста производят сильное впечатление, вызывают смех или грусть, особые переживания, и есть начало школьного литературоведения. Пожалуй, это и есть литература. Ведь сама по себе история о том, что какому-то дяденьке звонят различные персонажи и просят у него какого-то одолжения, не вызывает никаких чувств. Обычная история не вызывает эмоций. Документальное кино – это не художественный фильм, фотография – не картина, исторический источник – не литературное произведение. Понять, каким образом о простом и обычном событии написано как-то особенно, в этом и есть литература.

***

И вообще хорошо читать книгу два раза. Но не из-за того, чтобы лучше знать содержание, а потому, что это два разных прочтения, два разных смысла, две разные функции.

Первый раз – чтобы знать сюжет, не запутаться и потом пересказать. Чтобы суметь ответить на вопрос «А что произошло?».

А второй – это фактура, строение, как сделан текст.

Как будто на сердце читателя стоит датчик, который отмечает учащение пульса  во время прочтения, то, что вызывает волнение, переживание, напряжение, смех и слезы. После чего стоит расшифровать  эту кардиограмму: что заставило нас плакать и смеяться? 

Мне кажется это и есть начало литературоведения в школе. Литературная тахикардия

Tags: начальная школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments