?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

С 11 классом мы просто смотрим фильмы. Понимаю реакцию серьезных учителей: 11 класс, экзамены. Но когда по всем предметам экзамены, хоть что-то можно сделать просто для себя, без всяких причинных зависимостей. Кроме того, далеко не все подростки, став взрослыми, будут читать классическую литературу. А смотреть фильмы будут все. Привить хороший вкус и умение видеть, понимать и говорить – дело полезное. Фильмы – в большей степени территория подростка, чем классическая литература, и на этой территории учитель должен был бы уметь работать.
Фильмы выбирались мной не просто так. «Город Зеро», «Тот самый Мюнхгаузен», «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», «Покровские ворота». Курс мог бы называться «История СССР через призму кинематографа».
Ну а потом пошли фильмы зарубежные. «Долгая помолвка». Режиссер – Жан Жане. В главной роли – Одри Тоту.
Последняя сцена фильма. После нескольких лет поисков Моника Матильда узнает о том, что он жив, но потерял память и находится в клинике. И вот он сидит в глубине сада, вырезая что-то на шкатулке. Матильда идет по этому саду: явно затянутые кадры, удлиняющие наше ожидание. Она подходит к Монику, он не узнает ее. Матильда сильно прихрамывает – следствие церебрального паралича, и Моник спрашивает: «Тебе больно ходить?» Этот вопрос он задавал ей много лет назад, еще в детстве, в довоенное время. И он словно возвращает их в самое начало их любви.
Моник и Матильда находят друг друга в цветущем саду. Для меня, взрослого человека, который прочел много книг, образ очевиден. Сад, куда возвращаются двое влюбленных, – это Эдемский сад. Возвращение в Эдем – известный сюжет европейского искусства.
Дети говорят: нет. Мы этого не видим, и ассоциации не возникает. Если так, как вы говорите, были бы намеки и в первой части фильма.
Задумываюсь. Если для меня очевидно, что этот образ есть, а для детей так же очевидно, что его нет – что же на самом деле? Спор невозможен. Сколько бы аргументов я ни приводил, они говорят – этого нет, «это просто красивая природа». И они абсолютно правы. Сложно согласиться с мыслью, которую тебе навязывают.
А что, если и режиссер не имел этого в виду и не думал это показать, а я увидел – имею ли я право на такое толкование? Я сдерживаюсь и не говорю: я более образованный человек, в три раза старше вас, я читал Ветхий Завет, а вы нет, я прав.
Когда встречаются люди с разным жизненным опытом и картинами мира и в одном и том же произведении один человек видит одно, а другой – другое, возможно ли настоящее понимание?
Первая сцена из этого фильма – оторванная деревянная рука Христа, висящая на кресте, а на заднем плане – линия фронта, мертвые тела, поле в рытвинах. И потом – даже не ужасы, а запредельность войны. Разорванный на куски человек, солдат, который топит офицера в грязи. На мой взгляд – так не войну можно показывать, а разве что только ад.
Подростки говорят – нет. Это нормально. Это реалистичная картина войны. Моя картина мира и их. Они воспитаны на других фильмах. Где кровь и внутренности. Для меня это с-лишком, через край. Есть две разные системы координат. Казалось бы, довольно близкие люди, разница 30 лет – в принципе не можем понять друг друга, потому что у нас разные реальности в голове. Мы не можем – ни я, ни они – найти аргументы, которые привели бы нас к общему решению.
Постмодернисты сказали бы: все нормально, мы имеем дело с различными интерпретациями, каждое художественное произведение может быть понято и так и так. Важно, что человек выносит оттуда какие-то свои смыслы, даже если автор их туда не закладывал. Но мне как учителю трудно согласиться с этим. Слишком много приходится слушать всяких «интерпретаций»: прямо скажем, всяких глупостей, произнесенных уверенным тоном.
Однако будем помнить, что мы – разные люди и не можем сказать, чья картина мира правильная.
И этот фильм, «Долгая помолвка», в моей картине мира и их – совершенно разные фильмы.
И в этом есть смысл. Наверное, смысл образования заключается в формировании общего контекста. Пусть ученик не согласится с моей интерпретацией. Но он по крайней мере будет знать, что есть взрослые, которые видят это так. И в результате его картина мира будет немного шире. Я понял, что мы делаем на уроках – мы расширяем контекст.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
desreiniger
Jan. 28th, 2013 09:14 am (UTC)
Совершенно справедливо. А мы, историки, смотрим, как эта сумма контекстов взаимодействует с общими тенденциями развития, которые проявляются иным образом, en masse. Из этого сопоставления может возникнуть "общая картина эпохи".
rustam_kurbatov
Jan. 28th, 2013 05:44 pm (UTC)
А я, учитель, просто расширяю котектсты
uuvasilev
Jan. 28th, 2013 05:15 pm (UTC)
Какие-то у тебя упрямые и недоверчивые ученики. Ведь одно другое не исключает - реалистичная картина войны это и есть ад.
rustam_kurbatov
Jan. 28th, 2013 05:41 pm (UTC)
Сам их научил не доверять никому
( 4 comments — Leave a comment )